Перейти к основному содержанию
Jul 22, 2024
25 o C
Feels like: 25 o C. .
Humidity: 50 %
USD: 41.70 / 41.10 | EUR : 45.90 / 44.90

Зачем в 19-ом веке в Киеве построили крепость и к чему это привело?

сб, 10/22/2022 - 22:41
Автор: admin

Крепость, или Новая Печерская Крепость — грандиозный комплекс фортификационных укреплений, возводимый правительством Российской Империи на Печерске и Зверинце по инициативе царя Николая Павловича и по планам военного инженера К. И. Оппермана. Стройка началась в 1830 г. и продолжалась нескольких десятилетий. Новая твердыня должна была стать опорой и защитой всего «Юго-Западного края» (Украины) на случай войны с Турцией. Когда Крымская война началась, укрепления распространились уже на все запланированное под их застройку пространство, и город лишился огромных территорий, занимаемых прежде жилыми кварталами (от теперешней ул. Суворова до Кловского спуска).

Старая Печерская крепость, заложенная еще Петром I, превратилась в цитадель. К ней примыкали Васильковские укрепления и госпиталь, выстроенный в виде небольшой крепости. Внутри образовалась обширная Эспланадная площадь, простиравшаяся от Никольского собора и Николаевского спуска до самого конца Московской улицы, на которой дома сохранились лишь с правой стороны.

Жители Печерска отселялись на свободные места на Шулявке, в долину Лыбеди, на незастроенную часть Владимирской улицы (за Золотыми воротами) и на Васильковскую дорогу, где образовался новый жилой район (от Лыбеди до университета), называвшийся Новым Строением. Всего, по сведениям, с 1832 по 1850 год было разрушено 800 домов. Усадьбы уничтожались постепенно, в определенной очередности. На домах, подлежащих ликвидации, вывешивались таблицы («бибиковские доски») с указанием времени, до которого они могут стоять. Такие строения ремонтировать запрещалось, но, как писал Н. Лесков в «Печерских антиках», предприимчивые киевляне организовывали специальные мастерские, в которых новым доскам придавался вид ветхой трухи, и по ночам по всему Печерску слышен был торопливый стук молотков.

После завершения строительства укреплений над Печерским спуском и Кловским оврагом (1848—1854) очередь дошла до ликвидации здания самого Губернского правления (Присутственных мест), оказавшегося на эспланаде (зоне отчуждения перед крепостью), что и было сделано в 1853 г., когда начались военные действия на Дунае.

За первые 30 лет своего существования Новая Печерская крепость, не произведя ни единого выстрела по неприятелю, нанесла несколько сокрушительных ударов по самому Киеву, вконец разрушив и опустошив некогда процветавший Печерск. Еще в 1820 годах конкурировавший с самим Подолом район превратился в полузакрытую крепостную зону. Московская улица перестала быть центральной улицей города, уступив эту почетную роль Крещатику. Туда же, на Крещатик, переместились и многочисленные магазины Печерска. Закрылись печерские филиалы подольских цехов. Университет перебрался на Паньковщину. С Плац-парада исчезли Присутственные места. Потеряла свой имидж лучшей в городе «Зеленая гостиница». Ее постояльцы просыпались теперь по утрам от лязга кандалов пленных турок и арестантов, отправляющихся на крепостные работы.

Об унылой жизни в крепостной зоне можно судить, например, по запискам инженерного офицера К. Хлебникова, который служил в киевской крепости в 1844 г.
«И служебные занятия, и наша общественная жизнь в Киеве,— пишет он,— были довольно бесцветны. Мы нуждались в деньгах, мало где бывали и не пользовались никакими общественными развлечениями. Ходишь, бывало, вместе, ходишь вечером по берегу Днепра и затем отправляешься к кому-нибудь из нас чаевать». Единственным живым местом в крепости оставалась Лавра. И поручик Хлебников невольно пристрастился к церковным службам: «С молодых лет я не любил ходить в церковь, стоять неподвижно на одном месте было для меня утомительно, но в Киеве я с большим наслаждением приближался иногда к главным входным дверям Собора в Лавре, вечером, во время всеношной».

Любимое детище императора Николая I, киевская крепость даже своим внешним видом производила какое-то безрадостное впечатление. Ее угрюмого соседства не выдерживала также императрица Мария Александровна, облюбовавшая Царский дворец для своих осенних визитов в Киев. Вид из окон ее аппартаментов на пустынную Плац-парадную площадь, валы, башни и Николаевские ворота отравлял все впечатление от красот старого Государева парка, и императрица не пожалела 10 тысяч, чтобы прикрыть эту угрюмую «рыцарскую панораму» во вкусе покойного Николая Павловича деревьями нового Александровского дворцового парка (теперь Мариинский парк).

После Крымской кампании в упорной войне оборонительного сооружения с городом наступило некоторое затишье. Отселяли лишь жильцов тех строений, которые приходили в окончательный упадок и действительно могли развалиться.

В 1871 г. вышли новые эспланадные правила, угрожавшие сломкою 500 домов в Киеве и отчуждением от города новых территорий, а в 1872 г. Киев посетил инженерный генерал Э. И. Тотлебен, и среди горожан тут же разнеслась тревожная молва будто бы, учитывая роль новой нарезной артиллерии во Франко-прусской войне, русское правительство намерено вновь взяться за киевские укрепления и расширить их по новому плану, предусматривающему сооружение земляных фортов на Лысой горе возле устья Лыбеди, на месте университета, обсерватории на Павловской горе и поблизости Андреевской церкви. Киевляне пришли в ужас от надвигающейся на них новой волны разрушений и снарядили в Петербург делегацию, чтобы заявить свой протест против варварского замысла военных властей. В июне 1873 г. из столицы пришла, как писали газеты, «радостная и важная новость»: намеченные крепостные работы будут производиться лишь на Зверинце и в самой цитадели, и, таким образом, существующая граница между городом и крепостью нарушена не будет.

В 1880 г. в Киев прибыл генерал Кауфман и окончательно успокоил горожан, объяснив, что «оборона переносится за черту города, где по окрестным холмам имеет быть выстроена цепь отдельных фортов». Эти «укрепления,— язвительно замечал один из корреспондентов,— действительно будут защищать город, а не громить его». Кроме того, доброжелательный генерал обрадовал горожан известием об уничтожении самих тягостных для их города эс- планадных правил, согласно которым как внутри крепости, так и на определенном расстоянии (приблизительно 260 метров) от нее запрещалось строительство любых гражданских сооружений.

«Чтобы понять степень тягости этих правил,— писала газета «Киевлянин» по поводу обещаний Кауфмана,— достаточно взглянуть на план города и чертеж упомянутой линии. Это — кривая, самым прихотливым образом проходящая по городу не только среди улиц, причем на одной стороне улицы вы могли строить хоть пятиэтажный дом, а на другой стороне не имели права строить и одноэтажного, но даже заходящая и внутрь дворов. Линия эта проходит по шумной Большой Васильковской улице и выделяет несколько небольших кружков в Старом городе. Теперь все это уничтожено, строиться можно везде».

Визит генерала Кауфмана ознаменовал победу города в его 50-летней войне с имперской твердыней. Киев уже не оборонялся, но наступал, намереваясь вернуть в свои владения все еще находившийся под крепостью Печерск. Он вел против военных властей упорную экономическую борьбу, отказываясь нести расходы по освещению печерских улиц, их мостовых, пожарной части и полицейского участка на том основании, что, по существующему крепостному положению, Печерск не входил в состав управляемой думой территории, оценка недвижимого имущества здесь не производилась и соответственные оценочные сборы (налоги) в пользу города с жителей крепости (а их было здесь немало) не взимались.

В 1884 году военные власти снова добились возобновления старых эспланадных правил, и с тех пор до самого упразднения крепости в 1896 г. в распоряжении военного коменданта оказалась довольно обширная зона, располагавшаяся на территории жилой застройки. «Район эспланад в Киеве,— писала в 1889 г. газ. «Киевлянин»,— весьма обширен — от Троицкого базара (сейчас — площадь у Олимпийского комплекса) до дачи Чернышова (сейчас — возле метро «Лыбедская»), левая сторона Набереж- но-Лыбе декой ул. (сейчас — Антоновича), Кузнечная — от Совской (сейчас — ул. Физкультуры) до Полицейской (сейчас — И. Федорова], Предславинская, Совская, Деловая, Полицейская, Лабораторная, Лыбедско-Владимирская (нижняя часть теперешней Ежи Гедройца), Немецкая , Зверинецкая и Болотная (сейчас — Ковпака), весь Зверинец, площадь за Троицким базаром от Бассейной улицы и Приорка — от дачи Серебрякова до Городского леса (Пущи-Водицы)».

Новая экономическая война думы с крепостью продолжалась свыше 25 лет, и в результате упорства военных властей Печерск пришел в окончательный упадок. До середины 1890 годов здесь не было ни газового освещения, ни водопровода, ни приличных мостовых, ни общественного транспорта, ни многоэтажной жилой застройки, ни базаров. О несовместимости города и крепости говорит, например, тот факт, что на той части Большой Васильковской улицы, которая подпадала под действие эспланадных правил, в 1880 гг. можно было увидеть лишь деревянные дома и керосиновые фонари, но с угла улицы Совской (Физкультуры), откуда начиналась «городская часть улицы», картина менялась, сразу появлялось газовое освещение и многоэтажные каменные дома. Так реально обозначалась невидимая черта, отделявшая город от крепости.

В 1889 г. жители Печерска обратились к думе с просьбой проложить к ним линию городской железной дороги, по которой ходила конка, но и в этом им было отказано, поскольку комендант крепости не решился разобрать часть стены на перешейке, соединявшем Александровскую и старую Никольскую улицы, и засыпать на этом месте крепостной ров. Брешь в этой «берлинской стене», возведенной по воле Николая I и разделявшей целые полстолетия город на две части, удалось пробить инженер-генералу Струве – он разработал план новой трамвайной линии, соединявшей Крещатик с Никольской (сейчас — Арсенальной]) площадью на Печерске. Дума изыскала средства для засыпки крепостного рва справа от Никольских ворот. Крепостную стену в этом месте разобрали. Длительному противостоянию города и крепости пришел конец.

Упоминания о печерской эспланаде встречаются в прессе и литературе вплоть до Первой мировой войны. Так, например, составитель проекта застройки киевских окраин проф. Г. Дубелир в 1912 г. жаловался, что в его время проектировщик никак не мог подобраться к Печерску, поскольку он «пока связан эспланадпыми ограничениями». В данном случае речь шла о запретных зонах и полосах отчуждения у военных объектов, а их на Печерске было немало, поскольку в 1897 г. крепость не ликвидировали, а как бы перепрофилировали, превратили в крепость-склад.

Что сегодня осталось от Печерской крепости

Башня № 1 

ул. Евгения Коновальца, 38

Действующая воинская часть НГ Украины. 

Башня № 2 

Адрес: ул. Коновальца, 44 (фактически бул. Леси Украинки между домами 28 и 30)

Бизнес-центр "Башта 2".